• -- Ты опять гундишь?! -- прогремело в небесах. -- Поддать тебе для скорости, что ли ? С такими темпами ты не доберёшься к раздаче бесплатного супа убогим, организованной у подножия Горы местными миссионерами, поторопись!

    Сверкая пятками, перепуганный Вьюкс припустил в направлении Горы. Вслед ему неслось :"Пустыня пустобрёхов не любит, учти -иии!!! "

  • Наконец -то сборы были завершены.Остались позади сомнения, суета магазинов, в которых Пеппи выбирала приличный рюкзак -"чтоб соотвтствовал остромодным тенденциям, подходил по цвету, не старил и не полнил".Попытки отыскать кеды на каблуках пришлось прекратить ввиду полной их безнадежности...
    Во время упаковки личных вещей в душе завозился ма-а-а-ленький
    червячок сомнений.Нужно ли помогать Анималу укомплектовывать общественную аптечку, или ж перебьется, балбесина? Пеппи попыталась убаюкать червячка теми резонами, что официальный врач экспедиции все же Анимал, она же- врачует души, что не требует никакой зеленки и марли в багаже...Но червяк попался настырный, напомнивший совестливой докторше , как во время торжественной выпускной клятвы Гиппократа Анимал складывал из пальцев "чурики" в карманах халата, в то время как его взор под очками выражал двуличную решимость соответствовать девизу:"Светя другим -сгораю сам!"
    Вздохнув, Пеппи уложила необходимые медикаменты и большой хирургический набор.Поверх всего в рюкзак легла фотография высокого мускулистого зеленоглазого брюнета.Стекло снимка было мутноватым от частых поцелуев.Перед тем, как задернуть молнию, брюнет был расцелован еще раз.
    За городской чертой ( месте сбора компаньонов) уже переминалась Зильберманнша.У ее стройных ног стояла клетка с котом.С лица Тигрицции и из клетки на Пеппи смотрели четыре совершенно одинаковых тигриных глаза...

    Специалист по связям с реальностью.

    Исправлено пользователем Пеппи (22.06.03 21:22)

  • Но оставим пока дородную тётю Тигру переминающейся с каблука на каблук и вернёмся к зеленоглазому брюнету.

    Он был любовью нежной и ранимой пеппиной души. Пеппи всё прощала ему -- внезапные отлучки на 3 года, и такие же внезапные появления, а также постоянные тусовки в доме каких-то богемных личностей, с которыми Вьюкс, а это, как вы уже догадались, был именно он, то и дело уединялся в ванной.

    Последней каплей было обнаружение ею его места работы -- танц-клуб "Голубая устрица" пользовался бешеной, но особого рода популярностью в городе, и когда чувствительная как канарейка Пеппи узнала, где пропадает её любимый вечерами, она впала в депрессию. Но у неё всё же ещё оставалась надежда, что Вьюкс говорил правду, когда заверял, что он работает там всего лишь полотёром.

    Но это было ещё не всё, недавно любимый неожиданно пропал!! И ей осталась на память только эта фотография в ажурной рамке, которую она так старательно слюнявила перед тем, как спрятать её в недрах саквояжа...

  • В ответ на: Хххех! – коротко хохотнул человек.
    Он ни чьих имен не упоминал и ни о ком конкретно не думал.
    А не пора ли уже подумать о ком либо конкретно?

    Без подписи

  • Совершенно верно -ОН был большой любовью Пеппи и ему прощалось все! Точнее, Пеппи и не делала больших усилий над собой, обладая известной широтой взглядов.
    Депрессия по поводу "Голубой устрицы" объяснялась просто -ей претил ажиотаж местных кумушек,чье воображение давно занозил яркий облик ее любимого! Даже страстно влюбленная в Анимала Зильберманнша и та на время изменила своим привычкам -таскаться к доктору на прием по три раза за день ,под предлогом "щемления в грудях" и требовать тщательно ощупать больное место.В целях обследования, разумеется.Нет, по приезду в город Вье подол Тигрицции полоскался по всему переулку от аптеки до магазина.Тигрицция искала и преумножала ИНФОРМАЦИЮ!

    Специалист по связям с реальностью.

  • :хехе: :ха-ха!: :спок:

  • Хммм... Мускулистый зелёноглазый брюнет... Откуда у Пеппи моё фото???:улыб:Интересно, я там в приличном виде??? :безум: Скорее всего это не я...

    На телефонные предложения Пеппи Петрович давал положителный ответ, усиленно кивая головой... Всё вставало на свои места... (Товарищи офицеры - молчать! :о ) Именно эти звонки и спасли форумчан от тотального истребления... Экспидиция... Чулочки... Пеппи... Доктор... Касторка... Романтика...:улыб:Петрович решил перезвонить Пеппи и уточниться - какое сегодня число - и какого числа отправка...

    Входит... И выходит... Замечательно выходит...

  • "Пока Петровичь в очередной раз впадал в маразм, Сима сидел у знакомого мессионера-раскольника Сигизмунда. Хотя стоит заметить, что Сигизмунд не только раскольничал, массонил и занимался прочей ерундой он практически отошёл от всех дел и лишь изредка, за чашечкой первача, давал бесплатные советы Симе. Опять же связи Сигизмунда просто поражали воображение."


    Но еще больше поражало воображение новое хобби Сигизмунда. Он с любовью рисовал крестики в настенном календаре и вел с нежностью в сердце отсчет проведенным дням вне суматохи, делопроизводтсва, рекламных кампаний, народных судилищ и прочей дребедени)))

  • Не сбиться с пути ему помогали свежевзрытые и плохо замаскированные места спрятов продуктов, в спешке организованных мышью...

  • Просидев весь остаток дня в ожидании очередного указующего звонка, и, так его и не дождавшись, Хи-хи решила все-таки выйти из дома, хотя бы только для того, что бы удостовериться, что все нонешние события не плод ее и так воспаленного в последнее время воображения. Еле передвигая ногами, будучи полностью погруженной в то, что у нормальных людей называется мыслями, она не заметила, как уткнулась головой во что-то упругое…Шея резко дернулось, в голове загудело, мысль, которая и так не хотела никак формулироваться, окончательно покинула мозг. Подняв глаза, Хи-хи увидела , что налетела на живописную, активно жестикулирующую пару женщин (вернее на филейную часть полосатого халата одной из них) и совершенно замученного кота. Невнятно извинившись (хотя этого можно было вполне не делать, т.к. на нее никто не обратил внимания), Хи-хи уже было стала обходить их стороной, как невольно долетевший обрывок фразы «…лилипутка…грудь….замеры…аптека…..дизайнер…» сильно ее насторожил. Какие то смутные ассоциации забродили в голове. Почему то в воображении нарисовался оголенный по пояс мужчина с копьем в руке..Что это было? Кто это был? Когда?
    Хи-хи резко остановилась. Она (как ей показалось) кажется все вспомнила!!! Но кому какое дело и почему об этом говорят на углах? Впрочем, подумала Хи-хи, пусть говорит кто чего хочет..Наложить ей на это три кучи.. Все пустое.. И она поспешила за ледорубом, все-таки, как ей помнилось, Петрович чегой-то говорил про гору…

  • До Пеппи Петрович не дозвонился... Исходящие не работали... Идя в офис опсоса и потягивая живительный тоник, Он увидел девушку, тащившую ледоруб... В голове пронеслась мысль, взявшаяся из глубокого детства: "Здесь рыбы нет!" и Петрович ухмыльнулся: "Хи-хи!"...:улыб:
    Девушка встала как вкопаная и стала на меня пялиться...

    Входит... И выходит... Замечательно выходит...

  • Услышав свое имя, Хи-хи резко остановилась, наступив кому-то на ногу. Этим кем-то оказался мужчина элегантно-бомжеватого вида. Несмотря на лето и жару на нем было длинное черное пальто, подпоясанное веревочкой, которой перевязывают тортики. Из-под пальто виднелись невинные голубые кальсоны, обуви на нем не было, поэтому носки немного запылились. Весь внешний вид и несколько мутноватый невинный взгляд говорили о том, что у этого человека может быть исключительно одно отчество - Петрович.
    Измученная всеми непонятками прошедшего дня, и с первого взгляда проникнувшаяся безоговорочным доверием к кальсонам и веревочке, Хи-хи бросилась на шею к Петровичу (а она нисколько не сомневалась, что это именно ОН). Дальнейшие поиски остальных членов экспедиции было решено проделать вместе.

  • Их поиски на первых шагах увенчались успехом, одна членша, а именно мышь, сновала совершенно неподалеку в поисках "бычков". Когда закончатся все сигары, сигареты, папиросы и табак, все это пойдет на ура, по 1 баксу за самый грязный «бычок».
    «Особо приближенных буду угощать бесплатно», - суетилась мышь. От нее за версту разило застоявшейся пепельницей.

  • "-Йоптить, больно же!" - подумал Петрович, лёжа на спине и рассматривая повалившую его девчонку... Вслух же произнёс: "Пардон, Милейшая, я тоже очень Вас видеть". Начав обзор симпатичного создания с макушки и заканчивая пятками Петрович остался очень, очень доволен началом дня. "-Пройдёмте, гражданка", сказал я, поднимаясь, и указал на двери бара неподалёку...

    ...Дальнейшие поиски остальных членов экспедиции было решено проделать вместе....
    ... но только после более близкого знакомства.

    Входит... И выходит... Замечательно выходит...

  • ...

    Петрович поднял с асфальта кем-то брошенный, ещё дымящийся бычок. В тот же момент чьи-то загребущие руки схватили его (бычок) за другой конец. Руки были похожи на лапы... ЛАпы были мышиныи... Мышь была странная и знакомая на вид... С отпечатком форума на лице... "Дай я в урну брошу!" - сказал Петрович. "Докурю - сама брошу!"-пропищала Мышка. "Докуришь - подтягивайся в бар, третьей будешь! :)" - сказал Петрович и побежал догонять Хи-хи.

    Входит... И выходит... Замечательно выходит...

  • Мышь лет десять как бросила курить. Но как говориться: "Кто не рискует, тот не пьет шампанского". Дело требует жертв. И она рискнула докурить. Превратившись в харкающего верблюда, погрустнев и осев в фигуре, покачиваясь, побрела отпаиваться в бар. На непреодолимом для пожертвовавшего организма расстоянии в 150 метров слышались пьяные песни последовавших туда накануне.
    "Эх, вот стоило раз изменить своему правилу, как сразу все вышло из под контроля", - корила себя почти ползком подтягиваясь к заветной цели мышь.
    Вдруг ее ускользающий из реальности взгляд засек перемену в пейзаже. Перед ней остановилось шикарное авто и вылез спаситель, отец родной и дамский угодник - ИгорОк.

  • Ты сама-то можешь прочитать , ЧТО ты пишешь, дорогая подруга ? :спок: :ха-ха!:

  • Ничего себе торкнуло... Знал бы - не отдал бы!:улыб:
    Хотя сам тоже не курю.

    Входит... И выходит... Замечательно выходит...

  • В помещении царил полумрак, навевавший некое подобие секретности и таинственности. Посредине стоял старый тарный ящик, застеленный газетой «Правда Клмыкии» за 1974 г. На ней ровными рядочками были порезаны ливерная колбаса, огурцы, помидоры и зачем то мелко нашинкованный велок капусты. Правда назвать этот сарай помещением можно было с бАльшой натяжкой! Старый дом предназначенный на снос…длинный коридор и комната в конце направо. Собрались почти все, кроме богемных представителей «Кыштовского-бомонда».
    -Сима, блиндар, ещё раз исчезнешь без санкции, сделаю тебе «ундер унд закопайтен», - прищурила зелёный глаз Зильберман
    - Натэ! Ну я ж разе виновен…шёл шёл…ну и зачепился, гражданы насилу оторвали, - извинялся Сима.
    - Чем зачипився?!!!Хреном поди опять? За какую нить аптекаршу чи белошвейку, - клацнула зубами Зильберман.
    - Ну шо вы, разе ж я могу сабе такое позволить?!!!, - выпучил лиловый глаз Сима

    Послышались приближающиеся пошаркивающие шаги. Кто то сопел и попёрдывал , видимо ноша была непомерна тяжела? Старая дверь заскрипела и в проёме показался Док, за ним возвышался непомерных размеров рюкзак. Судя по формам которые проявлялись через прочную ткань стенок рюкзака, он был доверху забит йогуртами и глазированными творожками.
    -Док, балин, ты опять за старое? Ведь знаешь же что скоропортящиеся продукты через таможню забанят?,- Сима насупил бровь.
    - Сима, ты жлоб!!!, - Зильберман насупившись, стала медленно надвигаться на Симу.
    Тут неожиданно между ними появилась Пеппи и мягко произнесла:
    - Господа! Ты к мы что ни куда не идём, штоли?, -кокетливо склонив голову и прищурившись она посмотрела на наступавшую и сопевшую Зильберман. Сима воспользовавшись возникшей паузой свалил за отошедшую от стены штукатурку.
    - Идём, идём, но только не на гору. Мы пойдём встречать рассвет на берегу Тихого океана…, - он мечтательно закатил глаза и незаметно дал пендаля Доктору.
    Тот не заставил себя долго ждать и плюнул Симе на спину. В коридоре послышались шаги целой процессии. И тут же в комнату ввалилась целая ватага…толи пионеров толи беспризорников. Впечатление добавлял карандашный рост участников процессии. Доктор и Сима как две скалы возвышались над этим пришествием и глупо улыбаясь пытались понять ..что тут произошло.
    - Сима, а шо это за стадо взбесившихся Хоббитов или я «парюсь»?,- док присел на обломок табурета, тот тут же с хрустом рассыпался в пыль и он оказался на полу среди мусра и вошедших. Сидя он был с ними на равне. Сидел вращал башкой и ржал как бельгийская лошадь.
    Когда зажгли походную лампу, типа «Летучая свинья». То взору присутствующих предстала довольно странная картина. Впереди всех стоял Петровичь, в ярко красном свитере с белой надписью «Идите в ЖОПУ!!!» на груди…из-за его плеча выглядывала Хи-хи…ну слово «вглядывала» можно принять с натяжкой..она периодически подпрыгивала и роняла сидор на пол или сидор подпрыгивал и Хи-хи ронялась? Ну да не важно. Далее толпилось ещё человек пять-шесть в полумраке разобрать было трудно.
    - Короче! ,- Зильберман села на единственный целый табурет,- братва и Гоблины, решаем, куда и когда выдвигаемся. И кто поведёт.
    - Пусть первым сдаст Петровичь, - запищало сзади малорослой толпы.
    - Я, на прикупе, - замычал тот.
    - Я те щас здам, в трефи в прицеп с паравозом, уродец!!!,- зашипел Доктор,- там касторки пол центнера, дрестать будешь до Комбожди осёл!
    - А я чё?! Я не чё…,- заныл тот, и спрятался за Хи-хи.
    - Короче, идём к окияну!!! И точка, - сказал Сима,- через месяц там тюлень спариваться начнут, вот хде море кипит…
    - Сима, а к вам давно участковый заходил, - хмуро поинтересовалась Пеппи.
    - Пепа, прочти у Петровича на свитере,- хрюкнул Сима, упал вдоль стены и захрапел.
    Дебаты продолжались до самого утра. И резолюция случилась такая:

    1-е Через два дня группа с песнями и плясками выдвигается в направлении Монгольской границы;
    2-е Три человека из «гоблинской команды»..должны выдвинуться в направлении Тибета, дабы аферист Затейник ни заподозрил неладного и оставался на горе до приезда кредиторов и компании, а также запечатлеть на фотоплёнку момент «оплаты»…И уже после присоединиться к основной группе.
    Передвигаться решили только ночью. Почему? А хрен его знает..так прикольнее.
    В назначенный срок ровно в 3 часа утра группа людей со скробными лицами и заунывными песнями типа» по диким степям Забайкалья..», тронулась в строну Колывани…или в другом направлении …не важно короче все пошли!!!

    Большинство обобщает своё субъективное восприятие мира и называет это объективной логикой, это просто ****** господа, просто ******

  • Грубая фраза про свитер ужасно расстроила чувствительную Пеппи.
    Первые километры она шла молча, стараясь не смотреть в сторону обидчика, благо, материала для наблюдения и без него было - предостаточно.Начинался чудесный июньский день, порхали бабочки, щебетали птички. Пышная, как июньский же пион, Тигрицция , в парадном розовом платье с оборкой по экватору (портниха полагала, что пришивает оборку по линии талии, но увы, жизнь отредактировала ее замысел) бросала взгляды , полные страсти и неги, на хмуро шагающего Анимала.При этом рука Зильберманнши автоматически наглаживала сверхтерпеливого кота.
    Двугорбая Хи-хи ( на спине висел рюкзак, спереди топырились известные дары щедрой природы) прилагала титанические усилия не отставать от Симы, отчаянно семеня и подпрыгивая.Петрович внес послабления в свой строгий костюм и теперь из-под проеденного молью пальто мельтешили заскорузлые голые пятки.
    Коровьев шел сосредоточенно, что-то бормоча себе под нос, но слов было не разобрать.Правофланговая мелкотня, напоминая "родных и знакомых Кролика" из детской книжки, толкалась и попискивала....

    Специалист по связям с реальностью.

  • Компания, в которой волею судеб оказалась Хи-хи, ей откровенно нравилась. Особенно (что естественно) ее мужская часть. Все, без исключения, красавцы как на подбор. Один Док чего стоил! Хи-хи, с первого взгляда на него, легко смогла понять все многолетние душевные метания и терзания госпожи Зильберман. А Петрович!!!!! А Коровьев!!!! А Сима (в этом месте у Хи-хи перехватило дыхание)!!!
    Трехгорбая (Пеппи, прошу отметить!! – ДВА спереди!! Ну и рюкзак) Хи-хи мельтешила под ногами сосредоточенно шагающей группы. Она уже изрядно вспотела, отчаянно выискивая в траве и подбирая многочисленные бычки за Симой и бутылки за Петровичем и Коровьевым (экспедиции был присвоен статус экологически чистой). Хи-хи неимоверными усилиями сдерживала себя, что бы не пристать к кому-нибудь с беседой на светскую тему (типа – а нравятся ли им длинные ногти, существует ли дружба между мужчиной и женщиной, есть ли место на пляже пышкам, как в группе обстоят дела с грамотностью и т.д), но исподтишка посмотрев на всех по очереди, поняла, что лучше уж ей молчать до конца похода.
    А вообще-то Хи-хи была почти счастлива – скоро она увидит, ну хотя бы не китов – так котиков!!

  • Часть 9 или Третий сон Коровьева.

    Где-то на границе с Монголией.
    День.
    t = + 29.
    Ветрено, пыльно, пустынно.
    Азия, блин…

    Отважный хранитель северных границ, лейтенант пограничных войск Великого Хурултана Северной Монголии Аасады “Меткий Лук” Баалчы привычно высоко приподнялся в седле и неспешным, но пристальным взором окинул расстилавшиеся пред ним просторы родной земли.
    “Асындача тармулазы…” – упоённо протянул он и поудобнее устроившись в седле, приложился к фляжке, которую заботливая молодая жена не позабыла с утра наполнить свежим кумысом. В голове что-то приятно колыхнулось и медленно, как облака над северными склонами гор, поплыло. Лейтенант легонько тронул своего мохноного низкорослого конька пятками мягких сапог и неспешно продолжил свой путь вдоль границы.
    Летняя жара уже успела своим шершавым языком облизать зелень, ещё недавно украшавшую весеннюю пустыню, высосав из неё почти всю влагу, и теперь всюду, до куда мог дотянуться загадочно раскосый взгляд Аасады, медленно склоняясь на ветру, желтели прекрасные степные травы. Прохладный северный ветер, сорвавшись с заснеженных склонов гор, бережно перебирал сухими травяными метёлками, рождая заунывно-тягучую еле слышную непривычному уху мелодию, нарушаемую лишь ещё более тихим шелестом перемещающихся вдоль острия ветра барханов.

    Аасады неожиданно остановился. Сквозь симфонию песка и сухой травы его чуткое ухо уловило что-то необычное. Неопределённый шум нарастал, обрастая странным, видимо стеклянным звоном, чьими-то пока невидимыми громкими крикливыми голосами и странными звуками, которые Аасады уже слышал однажды, когда по приезду со своей молодой супругой в Улан-Батор случайно зашёл в танцевальный клуб, где группы молодых, страдающих от безделья и, о несправедливость, от лишних тугриков, людей устраивали пляски под магнитофон.
    Молодой лейтенант вытянулся в седле и, положив руку на предусмотрительно расстегнутую кобуру верного ПМ, направился наперерез шуму.

    Вышедшая из-за ближайшего бархана пешая группа, состоявшая из порядка 10 человек (точнее Аасады не смог сосчитать, не потому что был малограмотен и лейтенантом стал, имея лишь четыре класса образования, а от крайней неожиданности, что простительно, ведь вы же не видели эту живописную группу).

    Впереди всех, гордо подняв немалых размеров нос и раздвигая накалившийся воздух пустыни парой грудей, которых с лихвой хватило бы трём-четырём не самым маленьким монголкам, шествовала женщина в ярко розовом халате, отороченным чудной бахромой, должно быть от недешёвого ковра (успел подумать Аасады). Женщина рьяно отмахивала правой рукой, не уставая при этом чётким голосом кричать что-то наподобие – “Предупреждать надо ! Ну чего вы все идёте за мной ?! Знала бы я, что и тут, в Монголии, припрётся стока народу, ни за что бы не ушла из кафе, куда меня, чтоб вы все знали, позвал ой какой замечательный человек ! Не чета тут всяким… позадиидущим-малоимущим…”. Левая же рука железной хваткой прижимала к крепкому туловищу женщины рыжего кота, осоловело глядящего на все расстилающиеся вокруг красоты с барханами и прочими скорпионами.
    Шедший позади неё крупный мужик, увенчанный копной седых волос, по коим Аасады сразу узнал старейшину клана, уверено сжимавший в руке копьё. “Ымбры соултыма…” – нахмурился лейтенант и достав пистолет дослал патрон в ствол. Мужик с копьём ничего пока не замечал и лишь устало бормотал – “Всё… всё могу простить бабе… они бабы – дуры, не потому что дуры, а потому что бабы… но одного не прощу… в случае чего… ”
    Остальная компания терялась в клубах пыли, поднятой двумя первопроходцами, и от этой неизвестности Аасады стало немного не по себе. Чтобы как-то взять контроль над ситуацией, он поднял руку с пистолетом вверх и выстрелил. Получилось громко.
    Когда озадаченные путники остановились и недоумённо уставились на него, он вытянул в их сторону сою руку и громко крикнул, стараясь заставить не дрожать предательский голос – “Урагахх ! Урусут найджи каррхан ! Арыкен бар ?!”

    “Приплыли, мля!!!” – устало заметил длинноволосый копьеносец - “Мы шли-шли, и в монгольское иго пришли… Слышь, стрелок ! Хинди-руси бхай-бхай, вообще-та… иль тебя мир во всём мире не касается ? Ааа, пошёл ты, нехристь…” – махнул он рукой и привычно повалился мордой вниз. Благо, кругом был песок.
    “Дикий народ, говорила мне майн мутер…” – начала было причитать дама с котом, но, повнимательнее присмотревшись к лейтенанту, неожиданно приосанилась и, понизив голос до полной эротичности, продолжила – “Ой, такой молоденький, а уже настоящий полковник. И чёрненький такой весь, крепенький, как я и люблю… Одно плохо, невысок, ну да уж ладно, пусть с коня не с ходит… на коне он как раз с меня ростом”. Сказав это, дама быстренько отшвырнула в сторону кота и фривольно повиливая кормой, направилась к Аасады.
    “Маааладой человек, пригласите же скорее даму в ресторацию… Мне всё это и не нужно-то особо, но всё одно приятно, потому как ритуалы соблюдаться должны ! На том стояла и стоять будет моя далёкая родина ! ” – едва она успела начать своё многообещающее общение, как из толпы вырвался некий субъект в белом халате, и с криком – “Не подходи к нему, он заразный ! По роже же видать – атипичный пневматик ! ” плеснул в лицо Аасады где-то с пол-литра касторового масла.
    Проявившиеся из осевшей тем временем пыли несколько женщин громко засмеялись, причём одна ехидно хи-хикала, двое же мужиков, явно всю дорогу налегавших на кумыс, стукнулись странного вида тёмными фляжками, издавшими, о чудо, стеклянный звон, залпом выпили содержимое и громко икнув метнули сосуды в сторону пограничника.

    “Ну всё, теперь точно всех порешу !” – с отчаянной ненавистью подумал Аасады и выхватив из-за голенища наградную нагайку помчался на толпу нарушителей границы, посмевших напасть на представителя власти…

    И стало солнце красным от поднятой пыли, и смешались в кучу люди, кони, кошки, мышки, а когда пыль немного рассеялась, пролетающие в вышине стервятники с радостью увидели лежащий на истоптанном песке апофеоз войны.
    Страшная картина, от которой и более храбрый чем я человек пробудился бы… А чего уж тогда обо мне говорить…
    :миг:

  • :спок:

    Вот за что я тебя люблю, так это за твой ТАЛАНТ, а больше тебя и любить-то не за что, так, вредность одна и всё. :бебе:

  • В ответ на: Страшная картина, от которой и более храбрый чем я человек пробудился бы… А чего уж тогда обо мне говорить…
    На самом деле Коровьев пробудился вовсе не от страха.Стряхнув остатки вздорного сна, полного странных в наше мирное время батальных сцен, он увидел присевшую рядышком даму.Сопоходница
    коварно щекотала сомлевшего в тенечке Коровьева травинкой...

    Специалист по связям с реальностью.

  • Под другим деревцем мышь сервировала перекус. Тусовала тарелки, проименованные для каждого члена и членшы экспедиции, выходил непорядок, обязательно начинали соседствовать тарелки враждующих и никак не получалось поставить рядышком посудины тех, кто на данный момент находился в романе.
    От напряжения она вся взмокла.. С ужасом ждала, когда вся банда стянется пожрать.

  • ...враждующих и никак не получалось поставить рядышком посудины тех, кто на данный момент находился в романе...

    В романе находились "Дама с котом" и "Парень с копьём" - под одним деревом, Петрович с Хи-хи и Пеппи - под другим... Роман протекал бурно и со всплесками...:улыб:
    В это время в тарелках остывала жратва... Мышь с Коровиным усугубляли свой роман опустошением чужих тарелок...

    Входит... И выходит... Замечательно выходит...

  • Петрович изучи пожалиста правильность написания имён..значение слова РОМАН...и подключайси подключайси :-)))))))))))))))))))))

    Большинство обобщает своё субъективное восприятие мира и называет это объективной логикой, это просто ****** господа, просто ******

  • Петрович!!! А Док то где?

  • А Док появлялся в романе в самых неожиданных местах... :спок:

    Входит... И выходит... Замечательно выходит...

  • Оки-доки, Серафимм!:улыб:
    Насчёт Симы - не знаю. Пусть тебя так дамы называют.
    А значение РОМАНа - я взял самое БЗшное... :р

    Входит... И выходит... Замечательно выходит...

  • ...Четыре дня путешествия прошли без приключений.
    Как я и предполагал, и не скрою - чему был очень рад, основная группа не обращала внимания
    на толпу отщепенцев, невесть зачем отправившихся на злополучную Гору. Как мне рассказал по
    дороге один из таких - некто Федя Баранов, все считали себя товарищами Петровича. Жить им было всё
    равно негде, да и незачем, а Петрович как то похвастал, сидя во дворе школы, любуясь на будующих выпускниц
    и разливая в пластиковые стаканчики "Гвардейскую", что скоро он совсем счастливым станет. Взял,
    да и рассказал про Гору, про цель свою, про весёлую компанию и про то, что можно даже выпить на халяву.
    Сказал как-бы между прочим, без приглашения, но смысл идеи многим понравился. Вот так, от человечка к человечку
    эта самая идея, вырощенная в чужом мозгу, завоевала умы многих. Конечно, изначально просматривались только проблемы:
    отсутствие крепкой обуви, недостаток еды и возможные оскорбления от идеологов мероприятия, но поразмыслив хорошенько,
    можно было и плюсы кой-какие найти. Во первых, все хотели стать счастливыми, во вторых с едой можно и потерпеть, не в
    первый раз же - где корку подобрать, где баночку майонезную облизать, да ещё притом выпивка в бутылках у "главных".
    А вдруг - там у Горы пункт приёма стеклотары имеется, так можно и на "за прибытие" подзаработать. Вообщем, решилось девять человек.
    Сам я узнал о намечающемся мероприятии совершенно случайно. Вычитал объявление в какой-то газетёнке, поулыбался и значения не придал,
    а потом услышал в парке разговор двух бомжеватого вида джентельменов про Гору, про халявный просроченный йогурт и про девять человек.
    Поймите, я просто не мог не подойти. Так я стал десятым в этой гомонящей орде бездомных иноходцев, идущих неизвестно никуда.
    Однако у меня были совсем другие планы. Но о них попозже.
    Для начала мне были нужны союзники. Баранов был уже давно на удочке - этого простака не стоило труда завлечь двумя кружками пива и
    рассказами про баб, но одного союзника мало, поэтому я мог расчитывать только на обстоятельства в пути. И о всевышний! Этот глупый
    лейтенантишка тут как тут. Лучше ничего не придумаешь: паника, стрельба, пыль! Хорошо я успел первым пробраться к его умирающему телу
    (спасибо господину с копьём). Теперь у меня есть настоящий союзник, который не сможет предать никогда - пистолет, а в нём шесть патронов...

  • А В ЭТО ВРЕМЯ У ПОДНОЖИЯ ГОРЫ:

    Сидя у подножия Горы Целомудрия, Затейник был мрачен и пил уже второй день подряд. Гора, воздвигавшаяся над ним, по прежнему манила его соблазнами легкой наживы на придурках, но его бизнес в гору не шел.
    Клиентов было подозрительно мало и проект "Лето без грехов на Горе Целомудрия!" с трудом себя окупал.
    Всё указывало на то, что Затейник был явно не в духе.
    - Все мои потенциальные клиенты - необразованные сволочи! - внезапно в сердцах проорал Затейник.
    - Дарасы... ляди... удаки.., - раскатисто отозвалось горное тибетское эхо.
    - Они даже географическую карту нормально прочитать не могут!
    - Баёбы.., - вторило эхо.
    - Это совсем уже надо ум пропить, чтобы читать географическую карту верх ногами. Нет, это ж надо же, упереться в пустыни Монголии вместо Тибета! Замечательно!
    - Ауеть.., - послушно повторило за Затейником эхо.
    - Они видите ли не хотят больше идти на Гору Целомудрия становиться целомудренными, вместо этого они хотят идти в Монголию посмотреть как трахаются тюлени. Ну не придурки ли?
    Эхо смущенно промолчало.

    В условиях неотвратимо приближающегося банкротства надо было срочно реорганизовывать бизнес. Запахло касторкой.

    Нерастоможенная цистерна с касторкой была вчера доставлена к подножию горы со стороны монгольской границы тремя придурками, на вид полными гоблинами. Гоблины выглядели подозрительно, мялись с ноги на ногу и время от времени по идиотски хихикали. Заполнять анкеты и посещать исповедальню они наотрез отказались, что наводило на недобрые догадки.
    Безграмотная надпись на цистерне гласила: "V ZATEJNIKA, ОТПРАВИТЕЛЬ: DRANIMAL".
    "Ну еще только этого добра мне для полного счастья не хватало. Нет уж, пусть забирают назад свою фармакологию", - подумал Затейник и принялся выводить на цистерне новый адрес получателя: "Др.Анималу в зад". На минутку он задумался. "Как тяжела же все-таки жизнь отечественного предпринимателя. Все-то норовят тебя обмануть и гадость всякую подсунуть. Иэээх... Как там американцы говорят... хм... Если жизнь подбросила тебе кислый лимон, сделай из него лимонад!... Ага, типа того... А вот если жизнь подбросила тебе цистерну касторки, что из неё сделать?" Шальная мысль искоркой мелькнула в глазах Затейника: "Лимонад!!!"
    "Господи, спасибо тебе, что на свете есть такие щедрые придурки!" - Затейник уже вовсю мчался растомаживать цистерну на ходу прикидывая технологию приготовления напитка. "Цистерн пять-шесть можно набодяжить, не меньше.... Новый освежающий напиток "Касторо" - мечта каждого путешественника.... Изготовлено по оригинальному кубинскому рецепту..." - гениальные мысли одна за другой лихорадочно проносились в его голове.

  • А в планах у меня вот что.
    Про то, что на Гору уже не идём знают немногие, а про то куда идём - не знает никто, кроме меня. Идём же мы не к океану, и уж тем более
    не девок монгольских щупать. Идем мы к моему дядюшке, звать которого Суслик. Странное имя, конечно, тем более если сказать, что он живёт в норе.
    А дядюшка мой в норе как раз и живёт.Помню, когда я был ещё мальчиком, дядюшка Суслик гладил меня по макушке и говорил, закатив свои бесцветные
    глаза: "Помни, Самуилушка, когда ты вырастешь и станешь таким же взрослым как твой папа, настанет твой черёд прощаться с миром. Но ты не бойся и
    не отчаивайся. Всё будет в твоих руках, всё выйдет само собой и ты прийдёшь ко мне в эту самую нору и приведёшь с собой людей. Ты меня спросишь зачем,
    мой Самуилушка? А я тебе скажу зачем. Затем, чтобы ты принял от меня в наследство эту нору и принял от людей с которыми ты прийдёшь по куску их жизни,
    такой их жизни какая она есть. А уж как это сделать - не твоя забота. Только помни, Самуилушка, каких людей приведешь - такие куски и получишь. Но всё равно
    это лучше, чем смерть, ведь так, любимый мой племяш?" Я тогда не понял ничего, но слова запомнил все до единого. А вот недавно спал я и увидел сон,
    будто подошла ко мне неземной красоты женщина, дотронулась до моего лба ладонью и сказала: "Э, брат, так ты совсем холодный, умер поди, значит я вовремя".
    Проснувшись, я вспомнил про дядюшку Суслика, про свою смерть и про его слова и как-то нехорошо мне вдруг стало. Понял я , что не позаботился заранее
    о чём дядюшка говорил, не собрал людей , дабы по куску жизни для меня отдали. И тут - такие обстоятельства! Судьба сама давала мне шанс осуществить
    то о чем я думаю последние несколько дней. Главное - как-нибудь: обманом, силой, деньгами заставить их пойти со мной. Пусть не всех, пусть кто-то и умрёт
    в пути, но кусок жизни хотя-бы одного человека я должен получить. Иначе - мне смерть.
    Тут как некстати, командование похода в лице человека с копьём провозгласило, что все идут смотреть на спаривание котиков. Мои недоразвитые лохи конечно
    восприняли новость "на ура" и забыли про Гору, где их ожидало бесконечное счатье. Во уроды, видите-ли им тоже с котиками позабавляться захотелось. А женщины
    на что? Подумаешь, что их мало в команде, женщина ведь - создание терпеливое. Но с этими ублюдками договориться не получилось. Даже Баранов не помог,
    а обещал ведь каждому по две бутылки водки, помидору и пакетику чипсов. Видимо спаривание на сегодня и для них оказалось важнее.
    Что ж, прийдётся идти ва-банк. Отсталая часть толпы меня уже не интересует. Нужно вступать в игру, открыть часть карт и показать руководству проекта
    кто я такой и что мне от них надо. Только ради бога ни слова о их жизнях, Самуил, тем более о их смерти.
    Есть мысль предложить посмотреть как спариваются суслики после того как попробуют касторки, а потом для сравнения параметров спаривания, отправляться на
    побережье - котиками любоваться. Надеюсь, что большинство заинтересуется таким поворотом дел. Иначе мне не прожить и недели.

  • +++будто подошла ко мне неземной красоты женщина, дотронулась до моего лба ладонью и сказала: "Э, брат, так ты совсем холодный, умер поди, значит я вовремя".+++

    Это не Мышь к Вам подходила ? По описаниям и стилю речи -- похожа.

  • Нет уж, уважаемый товарищ Маршак!! Сказано котики, так котики!!!! И никаких мелких зверьков...Сами любуйтесь на своих сусликов.....

  • Да, да! Никаких хорьков! Исключительно котики!!! Идём Хи-хи!:улыб:

    Входит... И выходит... Замечательно выходит...

  • Коровьев видел травинку, видел ласкающую женскую руку, видел смеющиеся глаза озорницы, но не мог разглядеть главного -ее лица.
    Ибо лицо было занавешено сетчатой материей , на манер паранджи.
    Угадав намерение Коровьева откинуть ткань, женщина легко вскочила и враз исчезла. Вокруг колыхалась лишь безмолвная степная трава...
    Заинтригованный , Коровьев принялся бродить по лагерю паломников, пристально и несколько бесцеремонно разглядывая очи попутчиц. Или их "органы зрения", как важно подытожил
    посвященный в тайну доктор Анимал.Занятие было совсем не безобидным -на дне прекрасных женских глаз плескалось ТАКОЕ!
    А КАКОЕ - это лишь сам Коровьев может нам поведать...

    Специалист по связям с реальностью.

  • А тем временем...

    За соседним барханом творилось страшное, и, увы, непоправимое -- Мышь и её подручные, мал-мала меньше, закапывали в песок тучное тело Тигрицции Зильберманн.

    ...Надо сказать, что Тигрицция яростно завидовала Мыши.

    Мышь была неприлично юна, свежа как бутон розы, прекрасна как японская миниатюра. Её длинные густые локоны раздражали Зильберманн своей роскошью, а её маленький аккуратный носик всегда лез куда его не просили.

    Тигрицция, старая и толстая, с жидкими как солома волосёнками, завязанными в пучок, к тому же обладавшая носом с хороший рубильник, просто возненавидела это небесное существо. И старалась всячески обделить её при раздаче пищи в походе.

    Наконец, однажды, юная страдалица не выдержала издевательств и втихаря сбегала на погранзаставу и написала донос на Тигриццию, которая, конечно, пыталась всячески отрицать, мол, она вовсе не шпионка и перебежчица из Китая, даже пыталась бежать, но была застрелена недрогнувшей рукой монольского пограничника...

  • Поскольку монгольские пограничники отродясь не умели стрелять (а нафиг им, мирным овцеводам?), трагедия вскоре обернулась фарсом.Потерпев процесс закапывания с полчасика - а че, песочек тепленький, заговорщики суетятся смешно, все развлечение -Тигрицция "воскресла". И - восстала! Из-под ног самого маленького злоумышленника предательски растекалась лужица...

    Специалист по связям с реальностью.

  • "Да ну-уу нафиг! Умерла, так умерла," -- подумала Тигрицция, и окончательно скончалась.

  • Новый Расемон или долгие цветные Сны о Японии.

    Эпиграф:
    Горбуша с нереста ушла
    Тюлень сношенья криком просит
    Дождливый вечер всем успокоение приносит.

    Где-то на побережье Японского моря.
    Вечер.
    t = +23.
    Волнение 3 балла, пахнет рыбой.

    Никамура Такато, младший помощник старшего инспектора третьего отдела департамента по контролю за нераспространением особо опасных инфекций, пару недель назад присланный на Окинаву из Главного Отдела Военной Медицины, расквартированного в префектуре Киото, для обеспечения всестороннего и полноценного контроля за безопасной эпидемиологической обстановкой Северных Территорий, сидел на берегу моря и мечтал.

    Отрешённо глядя вдаль, куда-то чуть ниже линии горизонта, но гораздо выше волн, неутомимо набегавших на засыпанный мелкой морской галькой берег, в своих мыслях он позволил унестись себе очень далеко. Настолько далеко, что даже истошные крики низколетящих по причине приближающейся грозы жирных морских чаек не могли вырвать его из задумчивого состояния.
    Пройдёт ещё каких-то восемь-девять лет, неспешно размышлял он, и его, Никамуру, непременно повысят в должности до статуса помощника старшего инспектора. Не могут не повысить.
    Четыре года безупречной службы в департаменте давали ему такую уверенность. И пускай все эти четыре года он почти не виделся со своей любимой женой Саадаки, которая смирённо несла бремя жены государственного служащего, подарившего ей двух очаровательных близнецов – Садзамиаки и Юшики, он не унывал. Он был уверен, что в их маленькой квартирке, расположенной в нижнем квартале Токио, его жена в компании с его детьми и его же мамой смирённо ждёт приезда любимого мужа в ежегодный, заслуженный упорным каждодневным трудом, двухнедельный отпуск.
    Никамура был спокоен в отношении верности своей жены. В отличие от других молодых сотрудников департамента, страдающих от осознания того факта, что пока они, не щадя живота своего, трудятся на благо родины, их молодые жёны, давно не видевшие своих мужей и оставшиеся одни в большом городе, возможно также трудятся и возможно также не щадят живота и прочих своих прелестей, Никамура не волновался.
    Хотя и молодой, но довольно опытный в вопросах семейной психологии Никамура ещё в день свадьбы вместе с женой привёл в дом свою маму, которую он поселил в комнатке рядом с их спальней.
    “Бережёного - Будда бережёт”, мудро решил он, приставив свою маму в помощники к быстро забеременевшей жене, а главное, решив, что кто-кто, а его дорогая мама убережёт жену от разного рода глупостей, на которые может решиться молодая и привлекательная жена в долгое отсутствие мужа. Токио, всё же, город соблазнов, улыбнулся он, вспомнив последнее посещение массажного салона Госпожи Ву. От нахлынувших воспоминаний его оторвал завибрировавший телефон, наполнивший морской берег мелодией из бессмертной “Чио-Чио-Сан”. Всего лишь пару секунд послушав чарующую музыку, Никамура принял вызов…

    Никамура, с ног до головы утянутый в аспидно-чёрный водолазный костюм, украшенный лишь полупрозрачным силуэтом Фудзиямы, нанесённым на левой части груди, уже как два часа был нарушителем чужой государственной границы. Но его это не особо волновало – приказ есть приказ.
    Получив шифрованное послание от самого руководителя первого отдела департамента, он, не секунды не мешкая, отправился на секретную базу, расположенную в дальнем краю порта и замаскированную под обычный рыборазделочный цех, экипировался по полной программе и, выведя из бокса скоростной глиссер, отправился в сторону видневшегося в предгрозовых сумерках Русского берега.
    Если верить сообщениям, которые поступали последнюю пару недель из самых разных источников, происходило что-то странное.

    Сначала агент, известный под кодовым именем Никанорыч, не один десяток лет трудившийся в местечке со странным названием Колывань, где он вполне успешно выдавал себя за местного сумасшедшего, сообщил о странного вида группе, по всей видимости, диверсионной, которая в начале июня отправилась в сторону монгольской границы, предварительно скупив в колыванских магазинах почти все запасы спиртного и курительного.

    Затем странная, если не сказать больше, гибель пограничника Аасады Баалчы, одного из лучших двойных агентов департамента. К сожалению, японский судмедэксперт не успел выехать к месту гибели лейтенанта, и тот был сожжен в погребальном костре вместе со своим верным коньком и, как утверждали слухи, вместе с безутешной вдовой. Дикая страна, подумал Никамура, читая рапорт монгольского ветеринара Хулченбы Мэнге, проводившего посмертный осмотр пограничника. Если верить ветеринару, то смерть отважного война наступила в результате неоднократного падения с коня на круглые гладкие предметы (стеклянные бутылки ?) и заключительного, повлёкшего гибель падения на некий заостренный предмет. Ввиду отсутствия орудия убийства Хулченбы сделал потрясший немного сведущего в судебной медицине и криминалистке Никамуру – “геройская смерть по причине непроизвольного натыкания на идиопатическое остриё”.

    И вот, наконец, военный спутник передал изображение тихоокеанского побережья, на котором чётко была видна пешая группа (порядка десяти, предположительно человек) настойчиво направлявшаяся в сторону морской границы Японии. Департамент не стал ждать беду и решил встретить во всеоружии загадочную диверсионную группу на чужой территории.

    И вот уже два часа своего пребывания на сопредельной территории Никамура внимательно слушал, с трудом, но понимая эту невероятную русскую речь…

    Говорили все. Причём, все сразу. Как и что именно из произнесённого они понимали, осталось для Никамуры загадкой. В центре общения находилась немолодая, но всё ещё женщина, в по-девичьи ярко розовом кимоно, которая думала о чём-то своём, рассеяно кивая головой многоголосью окружающих:
    - “Да не будем мы это слушать ! Достала ты нас этими своими баснями о большом сексе в маленьком городе, ты хоть бы о чём-нибудь другом рассказала ! Однозначно, у тебя эротомания и пару капельниц ты от меня получишь !”…
    - “Ша, Натаха, спи, завтра ж на рыбалку !”…
    - “Тётенька, а у вас случайно ещё пива нет ?”…
    - “А если голова и дальше будет болеть, то я тебе касторки накапаю… за шиворот… или ещё куда…”
    - “Беру я, значится, свою винтовку, и навожу оптику на этот нудистский пляж… а там, представляешь, лежит этот… твой…”…
    Неожиданно, по всей видимости, всё же что-то вспомнив, она махнула рукой – “Так-с, всё, забыли ! О другом поговорим… Об извращенцах…”

    “Господи, подружка, у тебя снова другой... Вот ведь неуёмная ! И когда только успеваешь ? А старого куда дела ?” – проявила интерес сидевшая на корточках женщина в шерстяной, мышиного цвета накидке.
    “Щас, хитрая какая – стану я тебе свой склад показывать ! Таких как ты, только на склад и пускать – вмиг всё растащите, а мне может ещё и самой когда пригодится… ”
    “Тебя забыла спросить… Сама возьму, если нужно будет” – обиделась дама в сером и отсела от костра.
    “Ага, щас, возьмёт она… В зеркало посмотрись – руки-та коротки !” – крикнула вслед дама в кимоно и тут же получила какой-то небольшой склянкой по голове от молодого человека в белом и грязном.
    Ветер донёс до Никамуры специфический запах касторового масла.

    “Странно, снова это масло” – он смутился, вспомнив, что буквально сегодня поступила информация о некоем гражданине Израиля Николае Затейнштохиле, который обратился в патентное бюро министерства пищевой промышленности Японии со странной просьбой – зарегистрировать новый сорт водки – “Фиделевка особая (касторовая)”. Молодой человек в ответ на требование предъявить все необходимые документы прислал просроченный сертификат соответствия и свидетельство частного предпринимателя, зарегистрированного отчего-то в русском городе Урюпинск. Экспертов министерства пищепрома смутил сопроводительная записка, в которой переводчик нашёл странную фразу – “Вкус моей водки напомнит всем сочувствующим о не позабытой ещё идее социального равенства. После употребления водки все будут равны и все будут поставлены в одинаковое положение, о чём так давно мечтал товарищ В.И. Ленин и о чём продолжает мечтать мой кумир - компадрес Кастро Фидель !”.
    “Наверняка это цепи одного звена” – рассеяно сделал вывод Никамура, и снова вернулся к наблюдению за группой, в центре которой возвышался длинноволосый, давно немытый и чуть дольше не чесаный человек, судя по выправке, настоящий самурай.
    “Ну? а щас Натаху в сторонку отложим, чтоб не пахла тут нам детством, и все спать поляжем, а утром в море выйдем – тюленя искать… Вот ведь, какую жизнь прожил, а тюленя морского не видал… Док, а ты тюленя видал ?” – толкнул он в плечо белого и грязного, с интересом разглядывающего творенье рук своих. Тот лишь многозначительно усмехнулся и ответил – “Однако…”.
    “Вот и я говорю” – продолжал длинноволосый – “Неее, ребяты, это дело так оставлять нельзя… тут надо всё-всё записывать… баалин, да если мы всё запишем – роман получится… настоящий… люди читать станут, радоваться… хорошо… Верно ведь ? А ? Верно я говорю ?”

    * * *

    “Верно я говорю ? А, Степан Кузьмич ? Верно ?” – Степан, резко вздрогнув всем телом, поднял рыжую голову со стола, осмотрелся вокруг мутным, мало что понимающим взглядом только что пробудившегося человека. Над ним стоял Антон Скрябинцев, этой весной окончивший школу милиции и сразу же высланный из Владивостока за ненадобностью. Тот вежливо, но настойчиво тряс Степана за плечо.
    “Н-н-ну что вы за люди такие, н-н-нововобранцы… Старшим по званию д-д-думать мешаете” – укорил он молодого, отшвыривая руку с плеча, и как ни в чём ни бывало начав перебирать раскиданные по столу бумаги.
    “Т-т-та что же мы имеем… М-м-мы имеем докладную, на имя начальника Приморского У-у-у-ВД, что в наш район п-п-прибыла группа паломников-сектантов вколличестве десять человек…. В-в-вот… Н-н-н-у что за люди они такие, сектанты эти… прибывают, работать мешают… В общем, д-д-д-испозиция такая – идёшь на автовокзал и ждёшь, когда они прибудут… Из В-в-в-ладика они уже выехали, значится скоро будут…. Д-д-действуй, орёл, д-д-д-ействуй ! ” – Степан махнул рукой в сторону входной двери и начал вновь поудобнее устраиваться на внушительной папке с делом о незаконной продаже крупных партий краба на принадлежащей ему территории.
    “М-м-м-ожет хоть сегодня увижу, как т-т-тюлень спаривается…. С-с-с-мешно, н-н-наверное…” – пробормотал он, мгновенно засыпая.
    :миг:

  • С каждым днем становились заметнее таинственные процессы, происходящие в группе.Скученность делала свое извечное дело : возникали симпатии и внезапные антипатии, вдруг вспыхивали пустяшные ссоры, а иной раз несомненно романтическая искра просверкивала в неярких трудовых -ходовых буднях паломников.
    Едва -едва позабылось скандальное покушение на Тигриццию, как в глаза бросилась новообретенная странность Коровьева.Сочетание знакомого по фильму пустынного пейзажа и необъясненной встречи с незнакомкой в парандже породило предсказуемые последствия. Стоило писателю побыть лишку на солнце , как его бормотание на темы сюжетов грядущих произведений сменялось бредовым и буйным :"Гюльчатай, открой личико!" Капая Коровьеву успокоительное,Пеппи поймала себя на стыдной , для "человека в белом халате", радости по поводу удлинения списка душевнонадломленных больных.
    Впрочем, порефлексировав ( это обязательная процедура для любого, имеющего диплом психиатра), себя оправдала. За профессиональными заботами отступало собственное горе :о брюнете с фотографии по -прежнему не было известно ни-че-го.
    Зато Хи-Хи , семенящая у правого локтя Симы, расцветала на глазах...

    Специалист по связям с реальностью.

    Исправлено пользователем Пеппи (26.06.03 23:56)

  • *семенящая у правого локтя Симы*

    Чегой-то у правого то? Мне у левого больше нравится...

  • Правша, что-ли? :ха-ха!:

    Входит... И выходит... Замечательно выходит...

  • Слышь, Петрович? Сдается мне, что накрылась наша экспедиция медным тазом на японской границе...

  • Спокойно, Хи-хи! :спок:
    Прорвёмся!!! Тока карту найду...:миг:

    Входит... И выходит... Замечательно выходит...

  • Мышь еще надеялась не провалить спецзадание, по выуживанию правильной карты из того самого знаменитого сейфа...
    Пора выходить на запасной канал, думала она, складывая из спичек звездно-полосатые фигуры обитателей БЗ...

  • -Эх! Как же не вовремя запоносил Джульбарс!!!,- с горечью подумал Карацюпа,- ведь уже третий день его «несёт», чего ж он сожрал сука такая? …хотя конечно он кобель , но всё равно сука!!!
    Ровно через двенадцать часов, т.е. в понедельник Карацюпа вошёл в общежитие Приморского рыбаловедческого совхоза имени «Селёдки посола пряного-замечательного». Цель его прихода была ясна как спиленный пень в тайге. Ему нужна была радистка Ирен. Основное её достоинство было в том что войдя в контакт с предполагаемым шпиёном, она умело использовала свои руки. В смысле быстро приноравливалась около шпиёнскай головы и быстро заплетала его волосы в такой узел, причём прочно прикрутив его к спинке кровати, что болезному ни чего не оставалось как сознаться и начать давать показания..либо…да а что ж либо? Нет всётаки давать показания…
    Ирен как всегда была готова. И накатив по сто пятьдесят «фронтовых» они двинулись в путь. Карацюпа по пути обрисовал ей цель и основные тезисы вылазки.
    - Короче, на сопредельном берегу, в непосредственной близости от нашей границы появилась подозрительная группа. Она привлекла внимание не только японской, американской, китайской, корейской, папуа - ново гвинейской…но даже, блин, чукотской разведок!!! Кто в её составе мы не знаем…стал быть надоть пробраться на сопредельную территорию и нейтрализовать гадов!!!, - тут он сплюнул прямо на подол Ирен. Чем та не замедлила воспользоваться и круто пнула его под …короче не важно куда…
    - Ну дык пошли…чаво тут тырситься то…
    И тёмным субботним утром они выдвинулись в направлении монгольской границы. Хотя всякий знает что идти то туды пришлось через С.Корею и Китай. Что только добавляло шарма экспидиции.А то шо там могольцы иль китайцы с корейцами, дык это фигня на постном масле! Для наших то погранцов и их боевых подруг это просто-напросто семечки.

    …тем временем на далёком берегу, стояла тихая могольско-корейская ночь. Коллектив уставший от сражений и переходов спал даже не выставиви боевого охранения. Только м-м Зильберман не спалось. Она сидела на берегу и виделись ей розовые медведи закутанные в синие плюшевые шарфики, а вокруг них бегали оранжевые жирафы и зелёные зайчики. Тут волны у берега заколыхались и на берег выползло что то маленькое и кривоногое в маске с трубкой.
    -Ой! Мущина…,- Мадам заёрзала на скале, из-под тугих округлостей Зильберман каменная крошка посыпалась в океан.
    - Йоси моно каки то…пролепетало кровоногое
    - Какое такое Йоси-моси … сымай давай маску и ласты…симпатишный ты мой…,- она стала надвигаться на гривоногого
    Тот попятился было обратно в воду. Но что то остановило его. Это что то сверкало острым плавником в темноте над волнами.
    …утром согруппники обнаружили на песчаной косе свежий холмик…спрашивать ни кого не стали, что да как...не до этого было…шёл косяк котиков и тюленей. Следовало занимать дизпозишн и наблюдать наблюдать наблюдать…
    -За шо ты его так?,- тихонько спросила Пеппа Зильберманн
    - Ты про кого?, - сделала та куруглые глаза
    - Да ладна-а-а-а…
    - Ну…брунеты обязаны быть высокими…а это просто портило картину мироздания…
    - Тебя нельзя пускать в Японию и Корею!!!!, - сужасом прошептала Пеппа

    - КОТИКИ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!,- разнеслось над побережьем громогласное Симино рычание.

    От этого крика половина косяка сразу же ушло на глубину, и всплывать явно не собиралось. Жульбарс в кустах вместе с Карацюпой дал такого дрозда кишечником…и продолжалось это минут пять-шесть до полного обезвоживания.
    Радистка просто завалилась набок и закатила глаза, пальцы её автоматически перебирали воображаемые Симины пряди.
    Хи-хи подпрыгнула так, что кружившие рядом альбатросы(кроме тех кто не свалился замертво) сразу же подхватили её и понесли понесли понесли…..
    Но так как ослабленные испугом не могли лететь долго и счастливо то уронили её метрах в пяти от береговой линии, после чего она счастливая и мокрая выбралась на берег.
    Петрович вытащил сразу две бутылки открыл их и пил из горла…обе сразу. После пятого глотка он тоже завалился набок бормоча что-то про дикие Колмыцкие степи и молдаванский загар.
    Короче веселье началось на славу. И продолжалось до самого заката. Это завораживающее зрелище привело в уныние только одного человека. Он прятался за дюной. Забыв про свои три грузовика с пойлом…и смотрел во все глаза на турыстов….
    - ну ни чего ни чего, - бормотал он, - жара стоит щас пить захотите и тут я ….ох отосплюся я за все обиды…ох..ох…ох
    он не заметил, что позади уже копошились мирные скотоводы-любители… резво сгружали все его ящики в свои монгольские повозки. Закончив сие мероприятие они резво отбыли в степь.
    В аиле третий день был той! Все гуляли, как ни когда! Только неонятно по чему стоял такой дикий запах дерьма вокруг Аила, хотя всем было по фиг…кайф был незабываемый!
    Он вернулся к машинам, увидел что опять «попал»…и решил что жизнь это не просто лотерея…а ваще сплошной обман и надругательство над предпримчивыми и деятельными людьми, сплюнул и пошёл в Тибет…сдаваться в монастырь…
    Наблюдение котиков и тюленей продолжалось долгих пять дней…
    …Жульбарс и Карацюпа продолжали поносить, радистка мечтала о ванной и чипсах. Мадам Зильберман ежедневно приходила к холмику в дюнах и плакала…Хи-хи продолжала подпрыгивать и звать альбатросов…
    Сима всё так же орал по утрам и пугал котиков и соратников, а также Жульбарса и Карацюпу…

    Большинство обобщает своё субъективное восприятие мира и называет это объективной логикой, это просто ****** господа, просто ******

  • Странно, Тигрицция Зильберманн давно уже была пришиблена бдительными монгольскими пограничниками, видимо её нетленный дух вернулся :-))))

  • Да вы шо, мадам! Каким образом жалкий монгольский пограничник может пришибить усю мадам Зильберманн? Мне с вас смешно!

    Специалист по связям с реальностью.

Записей на странице:

Перейти в форум

Модераторы: